ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава

По временам обхватывала лень. По правде, ну стоит так стараться? — уже один из наилучших на курсе. Для чего читать новые книжки? — их много, всех не перечитаешь; для чего страдать над еврейскими текстами, издавна переведенными на славянский язык? Для чего переписывать выступление для диспута, судьба которого быть услышанным только его же товарищами, из ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава которых немногие оценят тонкости сладкоречия?.. Натуры дюжинные издавна бы от­ступили, но Дроздов с молитвою шел далее.

Огромным горем для него стала погибель Андрея Саксина в марте от чахотки. Он лицезрел усопших стариков и малышей, но сейчас в первый раз в жизни с очевидностью сообразил слова ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава покаянного канона: «Како не имам плакатися, егда помышляю погибель, видех бо во гробе лежаща брата моего, безславна и некрасива? Что убо чаю, и на что надеюся?..» Не необходимы оказались милому Андрюше ни конспекты по философии, ни голубое небо над лаврской коло­кольней... Так, может, они и никому не необходимы?

Митрополит ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава стал благорасположенен к нему больше обычного. При прогулках по саду в Вифании Дроздов шагал слева от владыки, а справа шел Андрей Казанцев, обретший к тому времени большую известность и авторитет в лавре (сочиненные им ода и разговор на латинском языке митрополит Платон вручил императору Алек­сандру Павловичу при посещении им ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава Вифании). Владыка приметно постарел, ноги его слабли, но гулять он обожал. На слова Василия о пренебрежении жизнью сею и необходимости помышления только о жизни будущей митрополит посерьезнел.

— По правде, ваше высокопреосвященство,— гласил Дроздов,— не следует ли нам вожделеть скорого прохождения сей мимолетной и моментальной жизни, аки для нас ненадобной ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава либо вредной?.

Митрополит присел на лавку под раскидистой липой и осмотрел собственных спутников, посреди которых были старшие семина­ристы и юные учителя. В китайчатом полукафтане, соломенной шапке и туфлях на босу ногу маститый иерарх смотрелся сущим философом в окружении учеников.

— Малыши мои, человек есть животолюбив. Сия правда естественна, яко от ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава Бога влиянна. Ибо если б человек не был животолюбив, он не радел бы о для себя, он при всяком прискорбном случае' лишил бы себя жизни; он подобен был бы одичавшему зверьку, всякаго терзающему, подобен был бы отчаянному. Мог ли бы такой о другаго полезности либо о ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава сохранении другаго жизни поду­мать, когда бы свою свою презирал?

Затаив дыхание, слушали юноши мысли старца.

— Сия к жизни сей любовь не только лишь нужна для процветания человека, да и есть связь общества. Когда я люблю жизнь свою, буду сберегать и другаго, ибо по собственному животолюбию рас­суждаю, сколь дорога ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава она должна быть и другому. И поэтому для любви к ближнему положил правилом Спасатель любовь нашу к самим для себя: Возлюби близкого твоего, яко сам для себя. А сие значит, что не любящий себя самого другаго обожать не может... Так, детки, я думаю.

В ноябре 1803 года Василий Дроздов был назначен учителем ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава греческого и еврейского языков в троицкой семинарии с жалованьем в 100 50 рублей в год.

Глава 7

МИТРОПОЛИТ И Царствуй

Семинаристы от всей души обожали собственного митрополита и считали, что отлично знают его, но им была ведома всего часть его жизни и личности, при этом малая часть. Они привыкли созидать ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава хорошего седобородого старца время от времени в соборе и семинарии, почаще — и возлюбленной им Вифании, где у ворот монастыря он просто посиживал на скамье, беседуя с лаврскими и пришлыми монахами, с богомольцами, а то шествовал по близлежащей роще в дружественно отеческой беседе с наставниками и воспитанниками обеих семинарий. Так ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава прост был митрополит, что другие семинаристы всекрете недоумевали: в Вифанском храме сам правил клиросную долж­ность, читал Часы и Апостол, подавал служившему иерею кадило и теплоту причастникам. Недоумевающе поразились бы более, зная, на каких высотах побывал владыка.

В 1770 году Платон Левшин был произведен из архимандритов прямо в архиепископы, став в ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава 30 три года самым юным архиереем российской церкви. Содействовали тому не столько его таланты, сколько положение законоучителя наследника, величавого князя Павла Петровича. Доверие к нему со стороны государыни Екатерины Алексеевны и величавого князя было так велико, что самого его поражало. Его проповедями восторгались, его со­ветов и воззрений ожидали и ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава вожделели, поэтому любимчика даже не от­пускали навечно из Петербурга.

Учившийся на медные средства отпрыск деревенского священника Петр Георгиевич Левшин, 21-го года от роду приняв­ший монашество с именованием Платона, мог пройти к успеху без помощи покровителей и интриганов очевидно по милости Божией, ибо обладал нравом жарким, хотя простосердечным и ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава от­кровенным.

Сознавая способности, открывшиеся ему, пекся владыка Пла­тон об укреплении православия в Рф и о защите Церкви. Он . пришел в королевский дворец с открытым сердечком, от всей души при­вязался к августейшей семье, но ему не много было милостивого

благоволения. Он вожделел дружбы, дающей право на обоюдную откровенность и ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава заботу о

счастье друг дружку. Год и другой он высказывал свои эталоны и убеждения, подавляя обиды от не­внимания и равнодушия, пока не сообразил тщету собственных усилий.

Для королевских особ непонятны и необычны были его старания, а прямолинейность суждений скоро стала раздражать. Глубочайшая набожность Платона вызывала ухмылку, а открытое ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава бескорыстие и неспособ­ность к лести порождали уверенность в чрезвычайной ловкости юного архиерея. Во дворце милее и надежнее считали «лас­кателей» и «искателей» (как усмешливо называл честолюбцев Пла­тон). Его в конце концов отпустили на московскую кафедру, а потом не стали призывать на заседания Святейшего Синода. .

Москва была родиною Платона ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава, и он с радостью отдался бессчетным делам по устройству епархии. В производстве дел столичный митрополит не взирал ни на просьбы больших лиц, ни на слезы виноватых. Был он совсем чужд мздоимства* почитая то подлою низостью. Все решал по собственному разумению.

Сначала он изменил порядок поставления священников по выбору прихожан ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава, полагая их представления пристрастными и не всегда основательными. Управлялся владыка плюсами кандидата и иереи. Недовольство оказалось велико, и пошли жа­лобы в Петербург, но скоро те же дворянские жалобщики приезжали благодарить митрополита за неплохого священника.

Продолжая попечение о духовенстве, Платон старался улуч­шить. его вещественное положение. Не ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава колеблясь, закрывал скуд­ные и немногочисленные приходы, присоединяя их к другим, чтобы более доставить духовенству пропитания. С тою же целью сколько может быть уменьшал состав причта.

Повышенное внимание направил он на духовные школы, ибо мрачно оставалось духовенство. По воле Платона были открыты новые семинарии в Саввино-Сторожевском монастыре в Звенигороде, в ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава Лаврентьевой монастыре в Кашире. Митрополит востребовал, чтоб все духовные отдавали отпрыской обучаться, грозя, что в ином случае детки их отосланы будут для причисления к пдушмому окладу (который духовные не платили) либо для определения в военную службу. К этому было прибавлено, что и места священнические и остальные ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава в епархии будут замещаться токмо обучавшимися в семинарии.

Зашевелились недовольные. Появилась угроза десяткам свя­щеннических династий, сытно и бесхлопотно сидевших на собственных приходах. Сначала требование митрополита обучаться посчитали мимолетной блажыо: порядок служб и нужные молитвы пом-мини назубок. Евангелие и Псалтирь умели читать, чего ж еще? Но митрополит не отступал. Тогда ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава пошли в Петербург с надеж­ными людьми доносы.

Первоприсутствующим в Синоде в то время был митрополит Гаврил, нравом

грозный и резкий. Он и разбирал донос о том, что митрополит ввел-де новый налог на священнослужителей. Платону пришлось разъяснять и оправдываться, что не налог онобъявил, а приглашение о добровольческих пожертвованиях в ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава пользу бедных академистов,

учащихся вСлавино-греко-латин-екой академии.

Сокрушаясь об этой и других неприятностях, Платон писал другу казанскому архиепископу Амвросию: «Нас ставят ни во что, и светские правители не только лишь желают подчинить нас для себя, по и почитают своими подчиненными. В особенности тяжко, что наше­го синодское начальство ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава не только лишь не идет против их, но даже способствует им и бежит с ними вперегонку... Что нам делать, злосчастным, как не призывать Бога не устами, а делом?»

Вот тогда, в нелегкие деньки, владыка Платон и замыслил выстроить свою Вифанию. Через Троице-Сергиеву лавру течет на ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава восток малая безымянная речка, с которою 2-мя милями ниже соединяются с обеих сторон два ручья. При слиянии их некогда была лаврская мельница с птичьим и скотным дворами, но все пришло в упадок, осталась только густая березовая роща Корбуха. Место это полюбилось Платону, и он замыслил поставить там мо­настырь ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава.

Епархиальных средств на это недоставало; Синод, раздраженный растратами митрополита на духовные школы, наверное откажет — так начнем помаленьку сами, рассудил владыка. Официально было заявлено, что в роще устраивается кладбище для монахов. После поставили церковь. Выстроили покойцы для митрополита и не­сколько домиков для братии. Насадили липы и сирень. Сию оби­тель Платон ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава именовал Вифанией в память о воскресении Лазаря, чтобы живущие тут и приходящие почаще вспоминали об этом расчудесном событии, принципиальной опоре веры в истории божественного домостроительства.

Митрополит неизменное пребывание имел в Москве на Тро­ицком подворье, летом — то в Перерве, то в черкизовском заго­родном доме, то в Саввино ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава-Сторожевском монастыре, а позже как-то пристрастился к Вифании. Все там было отлично, но жиз­нелюбивой натуре его казалось пусто — и он завел семинарию, чтоб дыхание юности не прерывалось в обители. Но изготовленное оставалось без формального утверждения властью.

В 1792 году он обратился к императрице с просьбою об уволь­нении от ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава управления епархией на покой в лавру. Государыня ответила, что жалеет о его болезнях, признает его награды, но не может уволить его, дозволяя, но, поручить управление епар­хией его викарию, а самому пребывать в лавре. Королевская воля — закон.

Платон занялся обустройством митрополичьих владений. Вос­создал Чудов монастырь в Кремле, поновой ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава выстроил митрополичьи покой в том же Чудове, на Троицком подворье и в Черкизове. Получив от казны 30 тыщ рублей на лавру, он выстроил новейшую ризничую палату, в Троицком соборе поставил новый ико­ностас и обложил его серебром, обосновал настенные росписи на золоте. То же сделал и в Трапезной ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава церкви, и у Михея, и в Сошественской церкви — всюду новые иконостасы, новые рос­писи. У Успенского собора построено было новое крыльцо, сад лавры обнесли высочайшей оградой. Преобразилась лавра, и радо­валось сердечко Платона.

Но где удовлетворенность — там и печаль. «Прежде я вас письмами за­дирал,— писал Платон Амвросию, ставшему митрополитом ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава нов­городским,— ибо, несколько рулем общих дел правя, имел что писать. Но сегодня все крутится без меня, другие на себя обращают

и глаза и перо... Сейчас сижу в Вифании, ну и место... Но мира каверзы и сюда добиваются. Я задумывался было за прежние труды и награды получить нежели не ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава заслугу, то хотя похвалу, хотя щадение. Но видно, что не много добра сделал я, а самолюбием сам себя накалывал… Вобщем, не унываю, и спокойствие духа при всяких неблагоприятных обстоятельствах никогда не оставляет меня, это дар Божий, за который не устаю благодарить Всевышняго»

В последние годы правления Екатерины Платон мучился ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава, видя злоупотребления власти, ее презрение к обычному человеку, всевозрастающее безверие и развратность характеров верхов. Ему передовали слова королевы, произнесенные в голодный год: «У нас погибают от

объядения, а никогда от голода. У нас совсем не видно людей худеньких и не 1-го в лохмотьях, а если есть нищие, то по большей ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава части это ленивцы

- так молвят сами крестьяне». Он уже растерял надежду на обретения народного блага от власти, желалось только — гораздо меньше вреда.

В ноябре 1796 года Екатерина скончалась, и Павел Петрович здесь же вызвал столичного

митрополита в Петербург. Ехать не хотелось, Платон канителил. Пришло письмо от императрицы Марии Фёдоровны с напоминанием, что сударь ждёт ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава его. На 20 1-ый денек Платон отправился, но, не доезжая Твери, получил высокий выговор «за медленность». Платон знал, что Павел гневлив, да отходчив, но стерпеть не возжелал и возвратился в лавру. В Петербург ушло письмо с объяснениями и просьбою об увольнении на покой.

В ответном письме правитель в тёплых выражениях откликался ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава о Платоне и объяснил, что добивался его к для себя « по привычке быть с ним и для того, чтоб возложить на него орден», и что «надеется на продолжения службы его по епархии». Заочно сударь высвободил его

от труда приезжать в Петербург.

Слух о недовольстве сударя митрополитом стремительно пропархал по Москве ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава, и Троицкое подворье в приёмные деньки стало на удивление безлюдным. После теплого письма сударя и извещания об ордене вдруг нахлынула масса штатских и военных чиновников во главе с генерал-губернатором, и все сердечно поздравляли высокопреосвещенного.

Всё уж, казалось, пережил и перевидел он, а вот поди ж ты, кольнула обида ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава, когда митрополит Гавриил провозгласил его в денек коронации служить в Архангельском соборе и выговорил за самоуправное открытия нового монастыря. Смолчал и только в ответ на слова бывшего августейшего воспитанника: «Завтра мы с вами будем служить вместе»,— ответствовал: «Увы мне». Павел здесь же все переменил.

Благоволение правителя к Платону ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава не убавило даже серьезное замечание митрополита, когда новопомазанный сударь желал войти в королевские врата со шпагою на бедре. «Здесь приносится бескровная жертва,— произнес Платон, указывая на престол Успен­ского собора.— Отними, благочестивейший сударь, клинок от ноги своего». Павел послушливо отступил и снял шпагу (хотя ранее другие духовные ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава к ней прикладывались как к святыне). На последующий денек Платон отказался приносить поздравления совместно с право­славным духовенством в присутствии римско-католических пре­латов, и Павел принял католиков позже.

Но с орденом правитель не передумал. Как ни разъяснял ему старенькый митрополит, что невместно духовенству получать ор­дена от страны, что ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава это еще больше оттолкнет от церкви ста­рообрядцев, что заслуги их ожидают на небесах,— Павел сам надел на него голубую ленту и высший в империи орден Святого Андрея Первозванного.

Флегмантичным взглядом смотрел Платон на суету императорс­кого двора, льстивые воззвания новых придворных. Все помель­чало как-то после Потемкина, Безбородко и ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава Орловых. Себе нечего было просить Платону, но была Вифания. Он зазвал туда Павла и получил указ о разработке Спасо-Вифанского второклас­сного монастыря с семинарией при нем. Пела душа старика от радости.

Текущими делами епархии занимался викарный епископ, мит­рополит же стопроцентно отдался семинарским делам, поставлению священников да по ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава временам обращался с просьбами к сударю: прирастить расходы на содержание братии лавры, на содержание богаделен, и постоянно получал разыскиваемое. Хотелось возлагать, что Павел Петрович охладевает к масонским и католическим увлечениям и все более открывает свое сердечко православию, как то бывало со всеми сударями русскими, сколько бы ни ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава текло в их жилах германской крови... Но Провидение судило по другому.

По завещанию Павла Петровича митрополиту были при­сланы в Москву большая императорская карета, возлюбленная трость покойного правителя, набалдашник которой был богато осы­пан бриллиантами и изумрудами, и золотые часы с бриллиан­тами. Радости сии дары не принесли ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава. Следовало готовиться к новейшей коронации. В те деньки митрополит написал свое духовное завещание.

Владыка Платон был очень далек от высших сфер и не мог знать подробностей погибели Павла Петровича 12 марта 1801 года .в только-только построенном Михайловском замке, но главное знал. Если бы может быть было уйти здесь же на покой — пешком ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава бы поплелся в Вифанию, но он монах, в один прекрасный момент и навечно отрекшийся от этого мира и собственной воли, и должен следовать воле начальства. Митрополит сам служил панихиды по покой­ному сударю и молебны во здравие взошедшего на престол сударя, а ночами молился в собственной келье, моля Всевышнего о ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава снисхождении к величавым грешникам мира этого, из коих 1-ый есемь он сам.

Ранешным днем 15 сентября 1801 года 20 один пушечный выстрел оповестил Москву о наступлений праздничного денька коронации. Стечение народа в Кремль было

необычное, хотя допускали только чистую публику по билетам; простонародье толпилось за кремлёвскими стенками. В Успенский собор впускали ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава только по именным билетам членов зарубежных посольств, особ первых трёх классов и лиц, состоявших при особах императорской фамилии. Располагались они на специально выстроенных ярусах наверху дамы, понизу кавалеры.

По вступлении в собор императорская чета поклонилась святыням и заняла места на тронах. По храму пронесся экзальтированный шепот, и правильно ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава, на удивление были неплохи в то утро Александр Павлович и Елизавета Алексевна, блистая красотой юности и счастья.

Началась божественная служба. Пo прочтении Евангелия митрополит Платон подал императору порфиру и, когда надевал ее на сударя, читал молитву. Правитель повелел подать корону и сам возложил её для себя на голову... Старик заглянул в лицо ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава самодержцу всероссийскому, но красивые голубые глаза были как будто закрыты непроницаемой заавесью.

За стенками собора пушки гаркнули 100 один залп, гудели и звенели колокола Ивана Величавого и всех столичных церквей. Александр Павлович погрузился на колени и стал молиться. После того митрополит Платон произнес своё слово.

-- Итак, сподобил нас ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава Бог узреть царя собственного венчанна и превознесена.Что все-таки сейчас глаголем мы? Что сотворим, о русские сынове? Возблагодарим ли Вышнему Царю царей за такое о разлюбезном государе нашем и о нас благоволение? И мы благодарим всеусерднейше. Вознесем ли к Нему моления, чтобы доброте сей подасть силу. И мы молим Его ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава всею верою нашею...

Твёрдый баритон митрополита был отлично слышен во всем пространстве большущего храма. Иноземцы и придворные, выждав 1-ое мгновение, начали потихоньку переговариваться, по лагая речь высокопреосвященного всего только нужным эле­ментом коронации.

—...Пожелать ли вашему императорскому величеству счастливаго и долголетняго царствования? О! Забвенна буди десница наша, аще ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава не всегда будем оную воздевать к небесам в жару молений наших!.. Вселюбезнейший сударь! Сей венец на главе твоей есть слава наша, но твой подвиг. Сей скипетр есть наш покой, но твое бдение. Сия держава есть наша безопасность, но твое попечение. Вся сия утварь королевская есть нам утешение, но для тебя ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава бремя.

При этих словах стоящие поближе к амвону узрели, как Алек­сандр Павлович устремил внимательно взгляд на митрополита и не­вольно подался к нему (сударь был глуховат).

— Бремя воистину и подвиг! Предстанет бо лицу твоему про­страннейшая в свете империя, каковую чуть ли когда лицезрела все­ленная, и будет ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава от мудрости твоея ждать во всех собственных членах и во всем теле совершеннаго согласия и благоустройства. Узриши сходящие с небес весы правосудия со гласом от Судии неба и земли: да судиши трибунал правый, и весы его да не уклониши ни на шуее, ни на десное. Узриши в ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава лице Благаго Бога сходящее к для тебя милосердие, требующее, да милостив будеши ко вручаемым для тебя народам.

В конце концов, благочестию твоему предстанет и Церковь, сия мама, возродившая нас духом, облеченная в одежку, обагренную кровию Единородного Отпрыска Божия. Сия Августейшая дщерь неба, хотя достаточно себе находит защиты в ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава единой Главе собственной, Господе нашем Иисусе Христе, яко огражденная силою креста Его. Да и к для тебя, благочестивейший сударь, яко первородному отпрыску собственному, прострет она свои руки и, ими объяв твою выю, умолять не престанет: да сохраниши залог веры цел и невредим, да сохраниши не себе токмо, но паче явиши ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава собою пример бла­гочестию — и тем да заградиши нечестивыя уста вольнодумства, и да укротиши злый дух суеверия и неверия!..

Ограничься столичный митрополит этим, и им бы восхища­лись все без исключения. Но он переложил страничку, осмотрел сотки стоящих людей и, опершись руками об аналой, продолжал:

—...Но с Ангелами ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава Божиими не усомнятся стать и духи злости. Отважатся окрест престола твоего пресмыкатися и ласка­тельство, и инсинуация, и пронырство со всем своим злым порож­дением, и дерзнут поразмыслить, что типо под видом раболепности можно им возобладать твоею прозорливостию. Откроют безоб­разную главу свою мздоимство и лицеприятие, стремясь превра­тить весы правосудия. Появятся ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава бесстыдство и роскошь со всеми видами нечистоты, к нарушению святости супружеств и пожер­твованию всего единой плоти и крови, в праздности и суете.

При таково злых полчищ окружении объимут тя правда и правда, мудрость и благочестие, и будут, охраняя державу твою вместе с тобою, вожделеть и молить, да ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава воскреснет в для тебя Бог и расточатся врази твои... Се подвиг твой, державнейший сударь, се брань, требующая — да препояшаши клинок твой по бедре твоей. О герой! И полети, и успевай, и цари, и наставит тя чудно десница Вышняго!

Митрополит поклонился императору и вошел в алтарь.

Обе императрицы ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава, вдовствующая Мария Федоровна и царствующая Елизавета Алексеевна, искривили губки. В сей радост­ный денек они предпочли бы услышать только приятные слова. Статс-дамы позволили для себя вслух выразить неудовольствие речью Платона. После выхода августейшей семьи из храма потянулись и приглашенные.Дискуссии сосредоточились на отдельных моментах коронации и на ярчайшем предостережении ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава митрополита.

Поздно вечерком вопрос этот дискуссировался Александром Павловичем с близкими —Адамом Чарторижским, Павлом Строгагновым и Николаем Новосильцевым —в поновой отделанных покоях кремлёвского дворца. Речь Платона императору не приглянулась. Согласившись на роль в комплоте против отца, Александр сейчас всячески стремился запамятовать весь тот кошмар и вожделел стать перед миром ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава и своим народом в светлых ризах христианнейшего сударя.

- Вне сомнения старенькый митрополит управлялся высочайшими эталонами классиков при составлении собственной речи, но отдельные намёки в ней могут вызвать толки...— размышлял Строганов. Разговор шел по-французки, ибо все четыре предпочитали

этот язык за тонкость и точность выражений.

- Так запретить? -поднял голову Александр.— Это нёможет быть ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава.

- Вам с этого момента нет неосуществимого,— улыбнулся поляк Чарторижский, презиравший Россию и поэтому в особенности наслаждавшийся пребыванием в самом ее сердечко.— Но полагаю, нет нужды в 1-ый год настолько счастливого царствования порождать недовольных. Объявите, сир, эту речь примерной, напечатайте в тыщах копий и сделайте неотклонимой для ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава исследования в школах. Ручаюсь от неё отвернутся здесь же!

Koмпания звучно расхохоталась..

На последующий денек речь митрополита Платона была переведена на французский, германский и британский языки, спустя неделю размещена в столичных и санкт-петербургских «Ведомостях» издана отдельными оттисками и предложена к неотклонимому исследованию в учебных заведениях Русской империи как традиционный ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава образ сладкоречия.

Александр Павлович Москву не осознавал, не обожал и с лег­костью запамятовал после коронации. Он на сто процентов опустился в дела муниципальные, отдаваясь всей душою составлению плана ко­ренных преобразований в империи. Вера оставалась наружным атрибутом его королевской власти, он воспринимал за нее роль в церковных богослужениях и отдельные ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава приливы сомнения, от­чаяния либо радости, побуждавшие его вспоминать имя Господне.

Синодские дела не достаточно волновали его, но с течением времени там назрел конфликт меж обер-прокурором Яковлевым и митро­политом Амвросием. Жалобы шли с обеих сторон. Следовало поменять обер-прокурора. Но кого поставить? Церковь также должна ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава была подвергнуться преобразованиям, и следовало иметь в ее управлении человека надежного...

7 октября 1803 года в Зимний дворец был призван князь Александр Николаевич Голицын. Он был друг сударя, во всяком случае, имел больше прав на это звание, чем кто-нибудь в империи, ибо воспитывался с детских лет с будущим царем, играл с ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава ним и с того времени воспользовался немалою доверенностию. Впавший в немилость при Павле Петровиче, Голицын в новое царствование был призван к службе и назначен в Сенат, но основное время растрачивал на утехи, толк в каких осознавал. Но в свои 30 лет (он бьл на четыре года старше сударя) князь Алек­сандр ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава Николаевич смотрелся свежо и бодро. В кабинет сударя он вступил энергичным шагом.

— Ты, брат, тоже плешивеешь,— всмотревшись в него бли­зоруко, увидел правитель.— Вот они, последствия тугих батюш­киных косичек... Садись. Князь, давай без вступлений. Я думаю назначить тебя в Синод. Яковлев повел себя там очень круто. Начал какие ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава-то расследования и вернул против себя всех синодских. Что ты об этом думаешь?

— Какой я обер-прокурор? — опешил Голицын.— Разве вам, сударь, не понятно, что, приняв назначаемую вами обязанность, я ставлю себя в неверные дела — сначала к вам, позже к службе, ну и к самой публике... Вам небезызвестен ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава образ моих мыслей о религии, и вот, служа тут, я буду уже прямо стоять наперекор совести и моим убеждениям.

— Убеждениям...— с непередаваемой интонацией повторил правитель.— Князь, мне бы хотелось, чтоб преданный мне и мой, так сказать, человек занимал эту важную должность. Я ни­когда не допускал к ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава для себя Яковлева, никогда с ним вкупе не работал, а ты будешь иметь дело конкретно со мною, поэтому вкупе с тем я назначу тебя и моим статс-секретарем.

— Позвольте мне, ваше величество, хорошо об этом по­думать,— встал с кресла Голицын.

- Естественно, князь, задумайся; Сейчас я подпишу указ об уволь­нении ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава Яковлева.

Голицын решил посоветоваться со своим товарищем Гурьевым. Ему не хотелось возражать ясно выраженной воле Александра, но пугала перспектива погрузиться в тягомотные дебри картонных дел. Пропархали три денька. От сударя пришла записка с пригла­шением в Таврический дворец на обед.

Обедали вдвоем. За закусками обсудили последние любовные ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава сплетни, князь сказал о новейшей итальянской опере, а сударь о новых идеях Миши Сперанского.

-Нужны новые люди, князь! Слышал, что Державина я поменял Лопухиным? Предстоят огромные дела!.. Ну, как ты думаеш о своём месте? Решаешься ли?

-Ваше величество, я еще не успел побеседовать с Гурьевым, так как его нет в ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава Петербурге.

Александр поглядел на него поверх древней рюмки красноватого стекла с золотыми разводами.

-Будучи твоим настоящим другом, я был бы вправе ждать большей к для себя доверенности. Мне прискорбно созидать, что ты советы Гурьева предпочитаеш моим указаниям.

В голосе Александр Голицын услышал не столько недовольство сударя, сколько искреннюю обиду друга и ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава усовестился.

-Ваше величество, простите. Я на всё согласен.

Именным императорским указом, данным Святейшиму Синоду 21 октября 1803 года, на должность обер-прокурора был назначен князь Голицын.

Князь Александр Николаевич стал ездить в собственный департамент, находившийся на Васильевском полуострове в здании 12-ти коллегий. Заходил в зал полутемный от томных штор на ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава узеньких окнах. На большущем столе, покрытом зеленоватой скатертью, стояли зерцало и распятие. Он садился на некий византийский трон из позолоченного дерева, и

бюрократы в темных костюмчиках, все как на подбор с постными лицами, приносили для ознакомления дела.- и представьте, ваше величество, все дела как будто нарочно идут о ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава прилюбодияниях... и во всех подробностях!

Они вновь обедали вдвоем. Александр Павлович внимательно поглядел на князя.

- Расскажи мне все твои воспоминания.

- Не затаю пред вами, ваше величество, что Синод произвел на меня воспоминание самое нерентабельное, чтобы не сказать более.

Сумрачный вид этой закоптевшей камеры, черноризцы в мрачнейших рясах, заместо

украшений — распятие ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава;.. Все это навеяло на меня грусть могильную. Мне все кажется, что приготовляются меня отпевать живьем! Ну и дела там не по мне...

Князь забавно улыбнулся, но осекся, лицезрев серьезнейшее лицо царя.

Александр Павлович вознамерился стать величавым сударем и конвертировать к наилучшему жизнь всех собственных подданных, вырвав их из обветшалых кандалов ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава старины. Для того он обучался у всех, внимательнейше слушивал представления и прочитывал 10-ки посту­павших записок. Он числился с воззрениями вельмож Панина и Куракина, юных друзей собственных Строганова и Новосильцева, известного грамотея Сперанского и никому не известного Каразина, также — митрополита Платона. Но по юности лет и само­любивому складу нрава ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава правитель не вожделел гласно признавать чужое авторство нужных мыслях. Всё должно было исходить от него. Он сам, как некогда Александр Величавый, одною своею волею изменит мир...

В рамках намечаемых царем перемен предусматрива­лась реформа в деле духовного образования. На основании за­писок, приготовленных статс-секретарем Михайлой Сперанским и ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава его однокласником по Александро-Невской семинарии архие­пископом калужским Феофилактом, был выработан единый план и сотворена Комиссия по делам духовных училищ. В ее состав вошли князь Голицын, митрополит Амвросий и оба создателя за­писок. Комиссия разрабатывала новые учебные программки, еди­ные для всех духовных школ, семинарий и академий ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава. Слухи об этом поползли из епархии в епархию.

Митрополита Платона никто не извещал о грядущих пе­ременах, а анонсы он узнавал от митрополита Амвросия всегда со значимым запозданием. Грустно было. Грустно не для ста­риковского самолюбия, а для дела — как он ни стар, а все таки кое-что присоветовать мог. Могли бы ИСТИНЫ С ЦЕРКОВНОГО АМВОНА 5 глава воззрением его поинтересо­ваться. Но сударь не соизволил распорядиться, а Феофилакт — человек юный и не по сану отважный — и рад стараться всем крутить...


istochnik-sbonds-federalnaya-sluzhba-po-finansovim-rinkam-regionalnoe-otdelenie-v-uralskom-federalnom-okruge.html
istochnik-sro-43-professionalnie-uchastniki-finansovih-rinkov-federalnaya-sluzhba-po-finansovim-rinkam-regionalnoe.html
istochnik-tns-russia-nrs-rossiya-maj-oktyabr-20082009-gg-doklad-podgotovlen-upravleniem-periodicheskoj-pechati.html